«Живым после битвы за Будапешт, тогда остался только пятилетний Акош. Как он попал в русский детдом, да еще в Сибири?»

Осенью 1944 г. фронт стал подходить к Будапешту — красивейшему городу Европы.

Загрузка...
Загрузка...

В моем большом отделе, среди почти двухсот  женщин, много лет работала Валя  Фекеш. Родилась она в большой семье  на Урале  в одной из ближайших к Каменску-Уральскому деревень, закончила десятилетку и  сразу на завод, работать. А потом, как у нас было принято, в отделе,  на чаепитии,  познакомила  нас со своим  молодым  мужем.

У него были грустные черные глаза, он редко улыбался и не чётко говорил по русски. Оказалось, что он венгр,- Акош  Фекеш. В сибирском детском доме все его называли ласково  Антоша, — Антон. По его рассказам, он скитался по детским домам Сибири и Урала, которые  расформировывали и объединяли.

Осенью 1944 г. фронт стал подходить к Будапешту — красивейшему городу Европы. Битва за Будапешт была одним из  продолжительных и  кровавых городских сражений Второй мировой войны, продолжалась она 102 дня.  Но в отличие от  блокадного Ленинграда и  Сталинграда, в осажденном Будапеште были  граждане страны, — союзницы Германии,  добровольно примкнувшей к рейху еще в 1941 году. Наши советские  солдаты ценой своей жизни спасли Венгрию от фашизма. Помните строки?

Хмелел солдат, слеза катилась,

Слеза несбывшихся надежд.

И на груди его светилась

Медаль за город Будапешт.

Семья Фекеш попала под бомбежку, когда, как и  многие голодные  беженцы,  была уже далеко  от родного осажденного Будапешта. Как оказалось, что живым тогда остался только пятилетний Антон (Акош).

Как он попал в русский детский  дом, да еще в Сибири? Не знаю, или не помню. Почему детский дом не отправил его после войны в Венгрию? Почему он сам не вернулся в Венгрию?  И еще много вопросов, которые одолевают меня сейчас, когда я вспомнила эту историю.

А тогда, в шестидесятые,  я помогала Вале и Антону (Акошу) писать письмо в Венгрию, в Будапешт,- искать родных Антона (Акоша). Он помнил,  как выглядела  родная  улица и дом. Видимо каждая судьба, попавшая под колесо войны,- особенная и неповторимая,- и представьте себе, пришёл ответ. Откликнулись соседи, которые рассказали, что на соседней с ними  улице живет младшая сестра мамы Антона (Акоша). А потом пришёл вызов в Венгрию от родных и после долгого оформления всех разрешительных  бумаг — характеристик с места работы, анкет , собеседований и так далее — шестидесятые годы, молодожёны поехали на Родину Акоша.

Их ждали и  приняли очень  хорошо,- тетя и ее дочь были очень рады, что нашёлся племянник. Они долго разглядывали его, обнимали и гладили по голове. Тетя Акоша все время плакала.  Квартира была большая,- четыре или пять комнат. Обстановка  была очень скромной и какой-то …. напряженной.  Одна из комнат была закрыта.  (Все это в красках мне расписывала Валя)

Молодых кормили  разными блюдами, Валя запомнила лечо, но ребятам всё время хотелось хлеба,- хлеба за столом подавали очень мало,- одну тонкую  булочку. Будапешт, Дунай им очень запомнились. Рассказывали, что дома в городе построены очень плотно и вход в подъезды у некоторых расположен в арках. Везде очень чисто и в подъездах стоят цветы в горшках, и уже тогда были домофоны.

Валя привезла красивое платье, жилетку-венгерку и сувениры.  Были они и в отчем доме  Антона (Акоша). Им открыли и он увидел знакомую обстановку в квартире,- венские стулья,  знакомую тяжелую скатерть на круглом столе, что-то еще…. Он плакал. Но жители квартиры только пожимали плечами,- они жили здесь уже больше  десяти  лет…

Источник