Задумайтесь! То, что мы проявляем, как заботу, может оказаться насилием

Психолог Вероника Хлебова о том, как забота может иметь вкус насилия и какие последствия влечет за собой чрезмерная опека близких

Загрузка...
Загрузка...

… Одна девочка идет с родителями, и с бабушкой и дедушкой в кафе.

Бабушка заказывает себе блюдо, оно ей нравится. Она предлагает девочке попробовать.

Девочке блюдо не нравится. Нет, она не может объяснить рационально, почему. Ей 6 лет, разве она должна объяснять, почему ей не нравится еда?

Но бабушка считает, что – надо, у бабушки в голове свои идеи. Ребенок должен попробовать, проявить уважение, быть любезным, и так далее. Так же считает и дедушка; оба они усиливают уговоры и давление.

Девочка убегает из-за стола, и начинает кричать. Бабушка и дедушка ее увещевают: Как же можно так себя вести? Это же неприлично: кричать в общественном месте!

Одна девочка, лет сорок назад, пошла с мамой в магазин. Ей 3 года. В магазине ужасно скучно: девочка выходит на улицу. Через несколько минут появляется разгневанная мама, и накидывается на девочку с кулаками. Она действует под влиянием порыва: она испугалась. Но не думает, как все это отразится на дочке. А что видит дочка?

Она видит, что на нее мама может напасть, совершенно неожиданно, и это очень пугает. Нужно вести себя прилично, слушаться маму, заботиться о ее чувствах. Да еще и бабушка постоянно шантажирует: если будешь плохо себя вести, расскажу маме, и она расстроится! Нет, этого девочка допустить не может.

40 лет она так живет: заботится о других, ставит их на первое место, а себя — на второе. Она даже не задумывается — почему она так делает. Она скатывается в депрессию, нежелание жить. Жить не хочется, если тебя нет, а есть только другие, более важные люди.

У одной мамы есть маленький сын. Мама растит его так же, как растили ее, теми же способами и приемами. Она не замечает границ, добиваясь того, что ей нужно.

Однажды она уговаривает сына поесть инжир. В нем так много витаминов, а мама думает о здоровье ребенка. Сын, посмотрев на диковинку, отказывается. Мама придумывает историю про белочку, которая живет в животике, и хочет есть. И ее надо покормить. Сын ест инжир, и его вырывает.

Мама замечает, что произошло. Она осознает, что что-то не так. Она принимает решение никогда больше не манипулировать ребенком таким образом. Она принимает решение замечать сигналы тела, и сигналы «не хочу» не как каприз, а как нечто важное и значимое.

Больше всего «не повезло» девочке из второй истории. Сорок лет рабства, годы психотерапии. Свобода дается с кровью и потом. Много времени упущено. А ведь все могло быть иначе, придай ее мама значение тому, что с ней происходило. Нет «не значимых» границ, есть просто границы.

И нам необходимо научиться тому, что сказанное «нет» — это дверь, которая закрыта. Эта закрытая дверь – основа безопасности для человека в будущем. Это то, на что он будет опираться как на надежную опору в противодействии насилию над собой.

Вероника Хлебова