«Я ничего не обязана Вам показывать и объяснять. Моя беременность — не Вашего ума дело»

Ты ж не мужчина, зачем тебе кровный наследник? — словесный понос Тамары был неисчерпаем.

Загрузка...
Загрузка...

— Эй, а ну стой! Стой, кому сказала! Арина!

Услышав своё имя, произнесённое очень знакомым голосом, я оглянулась на крик. В мою сторону неслась Тамара. Сестра моего бывшего мужа. Угораздило же её меня узнать!

— Арина! Сколько лет, сколько зим! Ты так потолстела, но тебе очень идёт! Жаль, что вы с Гришей развелись. Но, сама понимаешь, ему дети нужны. Жалко тебя, никогда не познаешь радость материнства. Гришка-то папкой стал! После 6 бездетных лет в браке с тобой, мы с мамой уж не надеялись маленьких Гришек увидать! А тут — раз, и сразу двойня. представляешь! Мы ещё удивились — никогда у нас в роду такого не было, а тут бац — и нате! Сразу двое! Но ты не грусти, всякое бывает. Бесплодие ведь не приговор. Из детдома ребёночка возьми, не пожалеешь. Ты ж не мужчина, зачем тебе кровный наследник? — словесный понос Тамары был неисчерпаем.

— Здравствуй, Тамара. Да, я поправилась. И мне идёт. Беременность всегда к лицу женщине! Грише привет! — я улыбнулась, развернулась и хотела идти дальше.

— Как ты пузатая? Да быть такого не может! Ты же пустышка! Ну ка, дай посмотрю!

Эта полоумная принялась задирать у меня майку прямо посреди улицы, приговаривая:

— Я уверена, ты просто горе от развода заедала! Вот и поправилась!

Я начала убирать от себя её руки:

— Ты что творишь? Люди ведь смотрят!

— Пусть смотрят! — закричала Тамара. — Люди! Посмотрите в глаза этой лгуньи, притворяющейся беременной!

Я вырвалась и пошла, покрутив пальцем у виска в сторону сестры бывшего мужа. К сожалению, у этой встречи были последствия. Весьма нелицеприятные. Уже через несколько часов мне позвонила мама и сообщила, что меня ищет бывшая свекровь, Валентина Егоровна. И её очень интересует факт моей беременности. А ещё моя добрая мама добавила, что дала Валентине Егоровне мой номер телефона. Пока я разговаривала с мамой, мне позвонили по второй линии. И гадать не надо было, кто там. Я ответила, а то с неё сталось бы ещё и адрес мой вызнать. Стоило сказать «алло», как на меня начали ругаться:

— Что ты там наплела про беременность? Быть такого не может! Гриня здоров, как бык! Детей у вас с ним не было из-за тебя! А, ты к усыновлению готовишься? Подушку подкладываешь? Я должна это увидеть! Говори адрес! — скомандовала Валентина Егоровна.

— Я ничего не обязана Вам показывать и объяснять. Моя беременность — не Вашего ума дело!

— Ты не понимаешь! Я обязана знать, мои внуки — это мои внуки, или жена Гришкина гульнула! — взмолилась бывшая свекровь.

— А я-то тут при чём? Сделайте тест на отцовство. Всего доброго!

— Подожди! Тест — дорого. Я логически рассуждаю: вас с Гришей детей не было. Проблема была в тебе, я уверена. Но тут ты беременеешь. А значит, у Гриши проблемы с этим делом. А раз у него проблемы, откуда у него дети? Невестка нагуляла или ты врёшь? Я склоняюсь ко второму варианту! Ты должна….

Что я там ей должна, я не дослушала. Пошла она куда подальше. Шесть лет брака мне мозги чайной ложкой выедала, я терпела. А сейчас она мне кто? Никто! И пофиг мне и на Гришу её, и на внуков. Всплыла блин, с Тамарой на пару. Всё-таки, люди не меняются. Какими они были, такими и остались.

А только что вообще сам Гриша позвонил. Орал, что я его семью рушу:

— Я знаю, чего ты добиваешься! Но мы не будем вместе, я люблю свою жену и предан ей душой и сердцем! Своими грязными сплетнями и враньём, ты ничего не добьёшься! Прошлого не вернёшь, отпусти меня и живи….

Я снова отключилась. Да, у них это, видимо, семейное.

Источник