У жены — четверо детей, а у мужа — только один?

Будь они обычной среднестатистической семьей с одним ребенком, это не особо бросалось бы в глаза.

Загрузка...
Загрузка...

— Бывает же такое! — судачат кумушки вслед тридцатитрехлетней Ульяне. — Не успела развестись с одним, как тут же замуж вышла второй раз, года не прошло! Это с тремя детьми-то… Кому скажи — не поверят!

— Да уж, ее новому мужу памятник нужно поставить! Надо же, какое ярмо на себя взвалил. Трое чужих, да еще своего родили. Четвертого…

Четыре года назад Ульяна действительно пережила развод, оставшись одна с тремя детьми.

Старший на тот момент едва пошел в первый класс, младшей девочке только исполнился год. Многодетный папа, бывший муж Ульяны, как-то вдруг сдулся под бременем отцовства, и не придумал ничего лучше, как собрать чемодан и уйти в новую, свободную жизнь, откупившись от бывших детей копеечными алиментами.

Конечно, Ульяне пришлось нелегко, особенно на первых порах. Спасло, наверно, то, что грустить особо было некогда — нужно было, засучив рукава, срочно что-то придумывать, браться за работу, налаживать жизнь.

А буквально через несколько недель после развода Ульяна встретила Константина — удивительно, много лет назад они учились в одной школе, а теперь оказались в одном доме, только в разных подъездах. Совсем в другом районе мегаполиса, не там, где живут родители и была школа. Узнали друг друга случайно, разговорились, разоткровенничались.

Константин предложил помощь, просто так, по-человечески — ну не рядовая ситуация-то, женщина с тремя детьми, мал мала меньше, и без мужа. Ульяна  пригласила его на чай.

Костя зашел один раз, потом другой, третий, помог что-то наладить, притащил пакеты из супермаркета, сбегал в аптеку, посидел с ребенком… Общение все крепло, и как-то так получилось, что через полгода уже и жили вместе, через два года сходили в ЗАГС, а год назад Ульяна родила Константину общего ребенка, четвертого в семье по счету…

И живут вроде неплохо, только вот в разном темпе.

Ульяна — как электровеник. Все время делает несколько дел, крутится как белка в колесе, на ней младенец, две подработки, уборка-готовка и старшие дети — делать нечего, нужно все успевать, да еще и кормить семью. Константин работает сутки через трое. Работа у него спокойная, непыльная, есть возможность ночью поспать, да и в прочие часы Константин не завален обязанностями. Само собой разумеется, платят за такую работу тоже немного.

Деньги Константин отдает в семью, но на эти деньги, мягко говоря, не разбежишься.
Ну мог бы хотя бы смен побольше взять, 6-7 суток в месяц работать здоровому молодому мужчине — как-то мало? Но Константин упахиваться на работе совсем не хочет.

— Жизнь — это не только работа! — рассуждает он.

Дома Константин тоже не напрягается. Сидит за компом. Ну, присматривает за детьми, да — но без особого рвения. Обращает на них внимание только тогда, когда ситуация выходит из-под контроля: кто-то упал, или подрался, или что-то разлил. Ну посуду помоет, если сто раз напомнить. Накормить может всех, если Ульяна заранее приготовит — просто разогреть и разложить еду по тарелкам, и это уже считается подвигом. Пропылесосит пару раз в неделю — если буквально в руки сунуть пылесос и с надрывом в голосе ПОТРЕБОВАТЬ сделать за день уже хоть что-то…

Сделает быстренько, «на отвали», и обратно в комп.

В общем, обычный муж, с ленцой, таких тысячи.

Будь они обычной среднестатистической семьей с одним ребенком, это не особо бросалось бы в глаза. Но в семье с четырьмя детьми забот и работы на порядок больше. Одной посуды гора, а если эта гора растет целый день, вплоть до Ульяниной полуночной уборки? А обуви сколько, которую нужно перемыть! И стирка каждый день, а то и два раза. И так во всем — только успевай. Но делить пополам с женой бремя трудов Константин как-то не стремится.

И с одной стороны, вроде как не обязан — зарабатывать на всех, обеспечивать семью, убирать за всеми и так далее. Дети-то не его. На себя он зарабатывает, на памперсы СВОЕМУ ребенку — тоже. Что еще надо?

— Радуйся, что вообще тебя замуж взяли! — вздыхает Ульянина мать. — В твоей ситуации! Да ему, Косте твоему, памятник нужно поставить!.. спасибо ему скажи!…

С другой стороны — конечно, Ульяне хочется немного больше помощи, вовлеченности, участия… В конце концов. они семья, Константин знал, на что шел, когда женился. Ну за что спасибо-то? за то, что сидит, играет перед компьютером? Разве может быть в одной семье у жены четверо детей, а у мужа — один?

Имеет ли Ульяна право требовать от мужа более активного участия мужа в семейных заботах?

Отправить его на подработку или вторую работу?
Загрузить домашними обязанностями, вменить ему уход за старшими детьми — Костя к ним относится неплохо, но тем не менее, не усыновлял?
Что скажете?

Источник