Свекровь украла игрушку у нашего ребенка, и подарила ее своей внучке от второго сына

Мы с мужем сильно и не рассчитывали — плавали, знаем, что свекрам верить нельзя. А вот у Насти в этом все равно я осталась виновата

Загрузка...
Загрузка...

Думаю, все помнят не так давно прошедшую акцию от известного сетевого супермаркета: собираешь наклейки и покупаешь кружку с игрушкой со скидкой? Так вот, мы с мужем на такую кружку насобирали наклеек. Еле-еле, правда.

Ребенок выбрал лысого мальчугана. И не расставался со своим боссом ни на миг. И спал, и ел, и гулять ходил только с этой игрушкой. И, с месяц назад, игрушка пропала.

Мы с мужем перевернули квартиру вверх дном — нет нигде. С улицы точно приносили — у Дениски есть рюкзачок для прогулок, и игрушка рюкзачка никогда не покидала. Он просто складывал игрушку перед выходом на прогулку, а дома доставал.

На днях мы были по делам у брата мужа, Антона.

Антон женат, у него есть дочка, Алиса. Она на пару месяцев младше, чем мой сын. Жена Антона, Настя, отличается довольно скользким характером. Если кратко, то она — нагловатая и хамоватая особа. Рожать Настя не хотела. Когда я только забеременела, и об этом знали только мы с мужем, свекр объявил, что квартиру своей матери он отдаст тому сыну, в семье которого раньше появятся дети. Свекровь сразу начала настаивать на том, чтобы квартира была отдана Антону и Насте без всяких условий. Уж больно ей Настя нравится, они как лучшие подружки. Но свекр настоял на своем.

Муж обрадовался, что я уже беременна. А Настя изо всех сил начала прибалтывать своего мужа на рождение ребенка. Антон согласился, под угрозой развода. И когда она, счастливая и довольная, приехала к свекрам за ключами от квартиры, гордо ткнув им в лицо диспансерную книжку и справку со сроком беременности, то ее разочарованию не было предела. Как раз в тот день муж сообщил родителям, что через 5 месяцев они станут бабушкой и дедушкой. Настя записалась на аборт. И тогда уже Антон, тоже под угрозой развода, заставил жену рожать. Настя до последнего желала мне не разродиться, всячески пыталась довести. А ее самым любимым пожеланием стало — «да чтоб ты брякнулась, да так, чтобы скинула».

Когда у меня начались схватки, муж позвонил своей матери. По стечению обстоятельств, Антон с Настей были у свекрови. Так Настя, услышав что я рожаю, пулей полетела в роддом и устроила истерику в приемном отделении, чтобы ее прямо сейчас прокесарили. Она была на 7 месяце. А знаю я это со слов мужа, который ко мне приехал и стал свидетелем этого скандала.

Если до беременностей мы еще как-то общались, то после наше общение сошло на нет. Кстати, квартира не досталась никому. Свекр ее продал и купил себе большую машину. А на оставшиеся деньги они со свекровью решили расширить свою жилплощадь. Мы с мужем сильно и не рассчитывали — плавали, знаем, что свекрам верить нельзя. А вот у Насти в этом все равно я осталась виновата. По ее словам, я должна была избавиться от ребенка, как только свекр начал обещать квартиру за внука.

— Я бы себе эту хату точно выбила. А ты и сама без ничего осталась, и мне не дала! — позвонила мне Настя, когда узнала о продаже той квартиры.

К Антону и Насте в дом нас привела просьба свекров. Как я уже писала выше, они решили поменять квартиру на более просторную. Загвоздка в том, что и мой муж, и Антон — участники приватизации. И свекры хотели поговорить на эту тему.

Настя сразу встала в позу, что ее муж свою долю никому отдавать не будет.

— Если так хотите — можете выкупить! — сообщила она.

Муж был не против отдать свою долю родителям и уговаривал своего брата поступить так же.

Пока шла ругань и семейство мужа делило доли, я играла с детьми. И все бы ничего, но Алиса принесла мне ту самую игрушку, которую мы месяц ищем. Чтобы убедиться, что я не ошибаюсь, я спросила у племянницы:

— А кружечка у тебя есть? С таким же рисунком?

Племянница отрицательно помотала головой и сказала, что игрушку ей подарила бабушка, сразу после дня рождения. А день рождения у Алисы был 30 июня.

Я помню, как свекровь наклейки у нас выпрашивала, Алисе на игрушку с кружкой. И очень злилась, когда мы говорили, что нам самим не хватает. Когда та акция кончилась, свекровь будто с катушек съехала, когда увидела у Дениски игрушку. Хотя, когда наклейки перестали выдавать в магазинах, можно было купить заполненные буклеты в интернете.

Я объяснила Алисе, что игрушка принадлежит Денису, и что очень по ней скучает. И что бабушка, видимо, случайно прихватила игрушку у нас дома. Алиса тут же побежала к бабушке.

— Бабушка, ты что, воровка? — спросила Алиса своим звонким чистым голосом.

Свекровь побледнела, замялась, начала отнекиваться. Мой муж взял игрушку, покрутил ее в руках и сказал, что она наша. Они с Денисом хлястик срезали когда, половину Денис криво отрезал, а потом папа ему помог. Примета была, и она совпала.

— Не ожидал от тебя, мама. — расстроился муж. — Я тебе сейчас четверть квартиры отписывать собрался, а ты у моего ребенка игрушку украла? Не стыдно?

Поругавшись со всеми (во время ругани свекровь созналась в краже), мы ушли домой. И теперь муж наотрез отказывается что-либо переписывать на родителей. Обиделся. Ну и, как обычно, в произошедшем виновата я. Больше ведь некому. Это же я, по мнению свекров, мужа накручиваю, чтобы он собственных родителей обобрал.

Источник