Свекровь сходит с ума: Мама мужа на нас обиделась

Светлана Юрьевна недавно вышла на пенсию, ее попросили освободить дорогу молодому специалисту

Загрузка...
Загрузка...

Светлана Юрьевна не звонила нам два дня на то неделе. Мало того, она еще и не брала трубку. Что было очень странно. С тех пор, как свекровь стала обладательницей своего первого мобильного телефона, звонила она каждый день.

Светлана Юрьевна недавно вышла на пенсию, ее попросили освободить дорогу молодому специалисту, а на работе мама мужа и так задержалась на лишние несколько лет. А работала она, чтобы нас кормить, с ее слов. Хотя ее никто об этом не просил.

Мы не едим то, что она нам привозит. Несколько килограмм гороха, кучу незнакомых мне круп, молоки селедки — три-четыре баночки, кильки в томате — еще больше. Хозяйственное мыло, самый дешевый порошок для ручной стирки, «одноразовую» посуду из магазина, где все по одной цене. Большинство остальных продуктов — чай, печеньки и йогурты — оттуда же. А мы все это не едим. С деньгами у нас все хорошо, стараемся придерживаться правильного питания. И деньги, которые свекровь тратит нам на свою помощь, она выбрасывает на ветер. Миллион раз было сказано, что нам ничего таскать не нужно. Но она все делает по своему, ведь ей виднее, чем мне кормить мою семью.

Первые годы мы с мужем еще пытались бороться, а потом плюнули на это дело. Раз Светлане Юрьевне нравится просто так тратить свои деньги — то это ее дело.

Ежедневные звонки — традиция, в которую я не вмешиваюсь. Наоборот, раз позвонила, значит — жива-здорова и все у нее хорошо. Муж с ней разговаривает минут 20, сидя на балконе. Потом обязательное передавание приветов и сообщение, что очередной баул уже собран.

Мужу — сорок, мне — двадцать девять. И Светлана Юрьевна очень радовалась, когда мы сошлись.

— Правильно, что молоденькую нашел, детки здоровее будут!

И, так как я — молодая, то дите неразумное. Она и приносит по три карамельки на палочке — мне и детям. Сначала карамелька была одна — мне, а по мере увеличения количества детей в нашей семье, увеличивалось и количество конфет. Первое время меня это умиляло, потом — раздражало, а сейчас я просто смирилась. Ведь, по большому счету, она не желает нам зла, а наоборот, хочет помочь.

Светлана Юрьевна — милая, с хорошим чувством юмора. Я замужем 8 лет, и мы не разу не поругались. Я считаю, потому, что никогда вместе не жили.

И вот она пропала. Впервые. Звонит она обычно ближе к вечеру, когда мы только приходим домой с работы, забирая детей из садика. И, на первый вечер отсутствия звонка, муж чуть не сошел с ума. Я успокаивала супруга, может, у нее дела? Или свидание? Ведь всякое бывает. Муж все порывался поехать, проверить — вдруг что случилось? А я посчитала это глупостью. Мама мужа здорова, порхает, как бабочка. Стройная, модная, выглядит намного моложе своего возраста. Да и что страшного могло случиться за один вечер?

Когда она не позвонила на следующий день, мы взяли детей и поехали к Светлане Юрьевне. тут уже и меня обуяла тревога, я корила себя за то, что отговорила мужа ехать накануне. В голове рисовались картины, одна страшнее другой. К свекрови я приехала в состоянии, довольно близком к истерике.

Все оказалось просто — мама мужа, в компании своей соседки, ушла в двухдневный запой. На столе стояло несколько бутылок вина, под столом — еще пять штук, уже пустых.

— Мама! Ты бы хоть предупредила, что звонить не будешь! — начал разоряться муж. — У меня чуть инфаркт не случился!

Дальше последовала лекция, что она не обязана перед нами отсчитываться, что нас никто не звал, и что пошли мы вон. Что это ее дело — звонить или нет. И раз сын так переживал, то мог бы и вчера приехать.

— Небось, с надеждой ехали, что квартира вам достанется! — обиженно поджала губу Светлана Юрьевна.

Мы уехали домой. Свекровь так больше и не звонила. Еженедельной «гуманитарной помощи» тоже не было. И сама она вновь трубку не берет. Я так думаю, что обиделась, что сразу к ней не приехали.

Муж купил цветы и любимый торт матери, и поехал к ней уже один, прощения просить. Не простила. Подарки не взяла, так и сказала — катись к своей жене.

Взрослая женщина, а ведет себя, как маленькая. Трудно было самой трубку взять? Мы ведь звонили, раз 20, если не больше. Или что, это была такая проверка — приедут к ней или нет? Глупость какая-то. Да и мало ли, может, у нас дела были? Почему она подумала только о себе? Ведь муж действительно переживал, места себе не находил. И звонил, настойчиво звонил. Я прямо вижу, как Светлана Юрьевна, с бокалом вина в руке, смотрит на телефон, где высвечивается номер моего мужа, и царственно кивает соседке

— Должен приехать!

А не приехал — все, преступление?

Источник