Красивая кулинарная история! Отрывок ….

Люблю этого автора.

Загрузка...
Загрузка...

Чебуреки.

Жену звали Фортуной. Жениться на ней можно было только за одно это имя, если тебе не фартило всю предыдущую жизнь.
-Как долго ты сможешь на меня смотреть?
-Пока не отвернешься.
-Я так и думал, что тебя привлекают совсем не глаза.
-Даже красивые глаза надо дозировать, — бросил я, покидая стол в надежде найти тапочки в коридоре.- Вот зараза!
-Что еще?
-Твои туфли залезли на мои тапочки и уже размножаются! Ты посмотри, какие плодовитые. Откуда у нас столько обуви? — швырнул я ей из коридора, разглядывая незнакомую обувь.
-К нам же гости приехали, еще в среду.
-Родственники?
-Не совсем.
-А я их знаю?
-Нет, даже я их видела всего один раз. Звонила тетушка Сара, это ее сын с женой, просила принять на несколько дней.
-Мало нам своих детей, — пробурчал я себе в нос. Они здесь уже живут, а я даже ни ухом, ни рылом. — Вот так черт с кем жизнь и проходит.
-Ты же в Москве в это время был.
-Они к нам откуда?
-Не знаю, спрашивать как-то неудобно. Спят еще, так что ты потише выступай.
-А что я такого сказал? Только то, что родственники меня уже достали, так они же нам еще и не родственники, вообще непонятно что.
В этот момент заплакал телефон. Трубка лежала на кухне, и подошла жена. Судя по ее удивленным репликам, случилось нечто невероятное.
-Неужели апокалипсис? — вошел я уже в тапочках.
-Хуже. Бред какой-то! Звонили из полиции, сказали, что сын наш пнул полицейского при исполнении, и нужно немедленно ехать за ним в участок.
-Растет сынок.
-Растет как сорняк. Это все твое воспитание. Точнее, его отсутствие.
-Где он нашел полицейского в такую рань? И главное — за что? В 10 лет я не был таким кровожадным. Наверное, очередная дурацкая игра с желаниями. Кто пнет милиционера или кто ущипнет учительницу.
-Нет, он перебегал дорогу в неположенном месте. Тот остановил его и начал читать мораль, а наш попытался улизнуть.
-Значит, ничего личного. Съездишь, они же женщин больше любят.
-Чужих женщин всегда любят больше.
Жена довольно быстро оделась, я с ней потанцевал немного в коридоре, прощаясь, и добавил нежно:
-Мусор выкинь заодно.
Она любила прощаться губами. Не поцелуешь человека перед выходом, потом он целый день будет искать настроение. Так и стояла с мусорным пакетом в одной руке, с сумочкой в другой, а я ее целовал. Жуткое зрелище. И тут еще зашевелились гости. Дверь их комнаты смотрела в упор на входную. Она тихо отворилась, и из нее вывалился мужчина, поморщился как-то снисходительно, а может, он так улыбался с утра. Зачем улыбаться, если не умеешь. За ним женщина вздохнула чем-то несвежим: «Здрасьте». Мы в обнимку с мусором молча наблюдали, как два халата прошелестели в ванную.
-Что-то они совсем на детей не похожи, — сказал я на ухо жене.
-Так тете Саре уже 70, это же ее дети.
-Чужие дети не только быстро растут, но и быстро стареют, — снова подумал я о чебуреках.
-Ну, пока, не шали там, в участке, — подбодрил я Фортуну, чтобы она не была так грустна. нет ничего ужасней грустной фортуны.
Пошел на кухню, где обнаружил на столе распахнутую кулинарную книгу, в которую я хотел что-то записать, но так и не успел.

Валиуллин Ринат «Кулинарная книга»