«И вообще, ты говорила, что это твоя квартира. Зачем ты мне без квартиры?»

Сестра явилась через час, с бутылкой в руке. Она с порога накинулась на нас с обвинениями:

Загрузка...
Загрузка...

— Нет, мама, ты не будешь с нами жить. — я была категорична.

— Я тебя не спрашивала! Вырастила, на свою голову: одна из собственного дома гонит, вторая на порог не пускает. Что я вам плохого сделала? — мама расплакалась.

— В смысле — из дома гонит? Ты с Маринкой поругалась? — переспросила я.

— А вот так — гонит! Хахаля домой привела, а мать за двери выставила. Видите ли, не хочет её Вова с тёщей жить! Я им и говорю — снимайте жильё. А сестра твоя мне заявила — я тут хозяйка, моя квартира! И мужика своёго грозится прописать. А он не один, с ним ещё дети — двое. Марина совсем с ума сошла.

— Мама, Марина не может тебя выгнать — ты собственник квартиры. А мужик с детьми где-то жил ведь, не на улице же? Вот пусть туда и идут.

— Жил, с женой он жил. А Маринка давай с ним шашни крутить. Жена узнала, мужа выгнала, с детьми в придачу.Вот Маринка их и забрала. Дескать, она виновата, ей и отвечать. — вздохнула мама.

— Поехали, я тебя отвезу. Заодно с Мариной поговорю. — я начала собираться.

— Толку-то разговаривать? Она там уже в комнате моей командует, детей туда поселить хочет.

К дому мамы мы подъехали минут через 30. Во дворе стояла грузовая машина, грузчики таскали мебель. У подъезда стояла мамина кровать. Бородатый мужик скомандовал, показав на кровать:

— Вот это — забрать.

Увидев нас с мамой, мужик подошёл к нам и улыбнулся:

— Мама? А что Вы без предупреждения? Звонить надо, когда в гости собираетесь!

— Дочка, это — Вова, хахаль Маринкин. Видала, раскомандовался? Я уже к не к себе домой, а в гости приехала!

— Владимир, здравствуйте. Вы же взрослый человек, и должны понимать — так не делается. — обратилась я к мужчине.

— Как не делается? Меня жена выставила, куда я с детьми должен идти? Маринка виновата — у неё и будем жить! — возразил мне Владимир.

— Она виновата? А Вы что, просто случайно рядышком лежали? — засмеялась я.

— Марина заколку оставила, специально, чтобы жена увидела. Хотела, чтобы я развёлся — я развожусь. Так что ваша Марина сама виновата, пусть и думает, где дети мои жить будут. Она их матери лишила! — завопил мужчина.

Впервые в жизни я столкнулась с мужчиной-истеричкой. Я подошла к грузчикам и скомандовала:

— Кровать обратно вернуть, в квартиру. Всё, что занесли, выносите. Вот собственник квартиры. — я ткнула пальцем в маму. — Доплатим, не переживайте.

Грузчики взяли кровать и понесли её в подъезд. Мужчина сестры начал с нами препираться, но правда на нашей стороне. Нельзя явиться в чужой дом и командовать там, выселяя хозяйку квартиры.

Пока мы спорили с хахалем сестры, грузчики подняли кровать в квартиру. Сестра выскочила вместе с грузчиками и начала кричать:

— Ты какого чёрта раскомандовалась? Мы с мамой всё решили! Кто тебя просит лезть? Не портите мне жизнь!

— Я не буду жить с твоей матерью! И вообще, ты говорила, что это твоя квартира! — влез Вова в наш разговор. — Зачем ты мне без квартиры? Где дети? Ты что, их одних оставила? — взвизгнул мужчина и побежал в подъезд.

Детей он забрал, скомандовал грузчикам везти мебель обратно. Сестра пыталась его остановить, но у неё ничего не вышло. Мы с мамой поднялись в квартиру и начали наводить там порядок.

Сестра явилась через час, с бутылкой в руке. Она с порога накинулась на нас с обвинениями:

— Я с вами никогда личную жизнь не устрою! Вы мне завидуете! — зашла к себе и двери захлопнула.

Спасибо бы сказала, что он недомужика избавили.

Источник