Должны ли старшие сидеть с младшими

Сейчас все говорят о формировании свободной личности с собственным мнением и правами, о необходимости соблюдения границ ребенка, о том, что родители не имеют права перекладывать проблемы на детей. Дескать, сами родили — сами разбирайтесь.

Загрузка...
Загрузка...

Однажды я пришла на работу, оставив своего приболевшего пятилетку со старшими братьями: у них как раз были каникулы. Невзначай сказала об этом коллегам. Неожиданно их реакция очень меня удивила.

— И они соглашаются?! — поразилась М., единственная дочь своих родителей. — Я бы никогда не стала сидеть с мелким. Попробовала бы мама меня заставить!

К разговору подключились и другие коллеги.
— Надо так надо, — пожала плечами Е. — Но это точно не мое. Брат, конечно, оставался со мной в детстве. Но сама я быть нянькой не хотела…

— О чем тут спорить? — оторвавшись от бумаг, сказала А., выросшая в многодетной семье, сейчас мама двоих детей. — И за мной смотрели, и я за сестрой смотрела. Что такого? Должны же были родители работать? В то время декрет был до года, и все. А если ребенок не говорит и не ходит — в ясли не брали, и что дальше? Все подключались: и бабушки, и тети, и мы, старшие. Жить-то надо…

Было еще несколько высказываний, мнения разделились, но в воздухе витало недоумение и осуждение.

И я задумалась… Я, конечно, просила сыновей посмотреть за братом, а не приказывала. Но, возможно, я принудила их делать то, чего они не хотят? Должны ли они помогать родителям в этом? Сейчас все говорят о формировании свободной личности с собственным мнением и правами, о необходимости соблюдения границ ребенка, о том, что родители не имеют права перекладывать проблемы на детей. Дескать, сами родили — сами разбирайтесь. Прислушиваешься — и начинаешь сомневаться. Может, и правда не стоит так делать? Я решила оставить сына дома, чтобы не водить заболевающего ребенка в детский сад — не дать шансов легкой простуде перерасти в затяжную болезнь. Но имела ли право делать это за счет других детей?

Я всегда считала, что помощь старших в семье — норма. Мы, родители, стараемся многое делать для них, поддерживаем, помогаем, а они — поддерживают нас. Ведь это справедливо!

Вспомнила свое детство… Я росла одна, в неполной семье. И всегда просила у мамы сестричку. С завистью смотрела на друзей и двоюродных братьев и сестер, которые были не одиноки. Грустно сидеть одному, когда уже темно, но еще не поздно и все расходятся по домам, а мама на работе и твоим собеседником может быть только телевизор. Грустно, когда не у кого спросить совета о том, что не спросишь у мамы, когда некому защитить и приходится всегда быть сильной самой.

Спустя годы смотрю на своих родственников и друзей, у которых есть братья и сестры. Да, они присматривали за малышами в детстве. Многие обижались, что приходилось брать младших с собой на прогулки, некоторым казалось, что младших (или старших) любили больше, но… Но они не одни. И сейчас у них есть поддержка — родные люди, те, кому можно позвонить и сказать «помоги!», и они помогут или просто выслушают. Как сказала с улыбкой одна моя знакомая: «Если совсем прижмет, я всегда могу поужинать у сестры (кстати, младшей, за которой присматривала в детстве)». Другая звонит младшему брату, если ее машина заглохла на проспекте. Третий после развода встречает Новый год в семье младшей сестры. Четвертая вместе с младшей сестрой собирает всю семью на Рождество, чтобы лепить пельмени по бабушкиному рецепту: бабушки уже нет, но есть традиция. Так бывает не всегда, и, наверное, многое зависит от родителей: какие варианты семейных отношений они смогли показать детям, какие традиции передали, как почувствовали ту меру помощи, о которой просили старших детей и насколько грамотно разделили свое внимание и любовь между ними, чтобы не посеять зерно раздора. Все это важно. Не последнюю роль играют и характеры самих братьев-сестер: многие отдалились друг от друга, и на то были причины, и не всегда это детские обиды, это жизнь — так тоже бывает.

Во всем хороша мера. С одной стороны, думаю, не стоит полностью ограждать старших от помощи, ведь так формируется опыт общения с малышами, общие воспоминания и эмоции, возникает ощущение ответственности и взрослости («мне доверяют»), самостоятельности и уверенности в себе («я молодец, справляюсь с важным делом»). А еще забота о младших служит прививкой от эгоизма. С другой стороны, привлекать к такой помощи надо умеренно, интересы старших страдать не должны. Занят, не можешь или просто не хочешь — это твое право, только надо обсудить ситуацию и выяснить причину, чтобы не оставалось недомолвок и обид внутри семьи. Важно понимать, сколько времени старший сможет быть с младшим, не раздражаясь, и исходя из этого рассчитывать время вне дома. Ну и не стоит забывать о безопасности: оставлять краткие понятные инструкции, обязательно «держать руку на пульсе», звоня домой и контролируя ситуацию (иногда, к примеру, надо просто подсказать, чем еще можно заняться, или напомнить, где лежит игра).

Вернувшись в тот день с работы, я спросила старшего: «Ты не сердишься на меня за то, что я попросила посмотреть за братом?» — «Мам, все нормально, даже весело было», — ответил пятнадцатилетний подросток. А в воскресенье, когда рассуждала о том, что пора вести выздоравливающего в детский сад, средний сказал: «Мама, пусть еще дома побудет, мне одному скучно!» Значит, мера не была превышена, и дети не остались в обиде.

Мы, родители, не идеальные люди, мы просто стараемся быть гибкими. Надо жить, надо справляться, надо учиться быть семьей. Настоящей, в которой соблюдают границы каждого, но оказывают поддержку друг другу тогда, когда это необходимо. И учиться этому, с моей точки зрения, надо с детства.

Источник