До рождения ребенка она вечно куда-то бежала, спешила, старалась обогнать кого-то, чего-то достичь

Два с половиной года декрета пролетели как один миг.

Загрузка...
Загрузка...

— Семь лет дома просидела, это же уму непостижимо! На работу сын ее еле выпер, под угрозой развода, — рассказывает знакомая пенсионерка Ольга Игнатьевна про свою невестку Инну. — Вот, три месяца работает — и каждый день жалуется! Работа интересная, по специальности, платят нормально, коллектив приятный, дети устроены хорошо. Казалось бы, чего не работать, но нет! Не хочу, говорит, работать, хочу дома сидеть с детьми!

Инне тридцать три. У нее двое детей, шести и трех лет.

— Все вообще думали, что в декрете она не засидится! — рассказывает Ольга Игнатьевна. — До рождения детей она жила работой. Представить ее домохозяйкой в переднике было немыслимо. Всем говорила, что вернется в офис, как только сможет вставать, няню наняла еще ДО рождения старшего ребенка!

Инна и сама думала, что выйдет на работу, как только сможет встать после родов. Восхищалась примерами звезд шоу-бизнеса, которые уже через три-четыре недели после выписки из роддома выходили на сцену, мониторила интернет, изучая вопрос, как наладить кормление грудью работающей маме, купила молокоотсос с бутылочками и даже будучи еще беременной нашла потенциальную няню: женщина работала воспитателем в детском саду и была готова тут же уволиться и приступить к работе у Инны, как только та родит.

В том, что няня будет ей нужна уже через несколько дней после рождения ребенка, Инна была уверена на 100%. Няня будет постепенно брать ребенка на себя, а Инна начнет работать — первые дни, наеврно, из дома, а там шаг за шагом выйдет в офис на полный день.

Но получилось все совсем не так, как загадывалось.
Материнство и домохозяйство захватило и поглотило Инну с головой.

До рождения ребенка она вечно куда-то бежала, спешила, старалась обогнать кого-то, чего-то достичь. Показаться, блеснуть, сделать что-то лучше всех, быстрее всех. интереснее всех. Теперь все это кажется таким мелким и ненужным. Мышиная возня, какой-то суррогат жизни. Настоящая жизнь — вот она: семья, любимый малыш, для которого Инна центр вселенной, дом, кухня, семейные ужины. Крутой электронный молокоотсос последней модели с бутылочками, ни разу не использованный, пылился в углу, няня нашла других работодателей, слегка обескураженный муж не мог надивиться на эти метаморфозы, а Инна жила новой жизнью, погрузившись в мир ладушек и кашек.

Два с половиной года декрета пролетели  как один миг.
Трехлетие надвигалось неотвратимо, и Инна при мысли о том, что же будет дальше, делалась просто сама не своя.

Муж ни минуты не сомневался в том, что после трех лет Инне надо идти на работу. Он считал, что три года с ребенком — это уже и так ужас как много, и давно уже заводил разговор о том, что пора и честь знать. Дети, мол, гораздо лучше растут у работающих мам, и если до трех лет сидеть с ними дома еще так-сяк, то после трех — чуть ли не вредно. Будут мамсиками, и потом этого уже не исправишь. Старший сын у них действительно получился совсем не мачо: тихий, нежный, впечатлительный. Папа из-за этого комплексует до сих пор, и злится на Инну — залюбила пацана…

Инна же просто не представляла, как оторвать такого малыша от себя и отправить на целый день в садик, пусть даже хороший, частный и так далее.

…В общем, вторая беременность пришлась как нельзя кстати, и стала для Инны просто решением всех проблем и подарком небес.

Муж крякнул, но по зрелом размышлении пришел к выводу, что. может быть, так тогда будет правильнее — отсидеть тогда уже еще год-полтора со вторым ребенком и там уж точно выйти на работу. Честно говоря, он был просто уверен, что уж еще через год декрета, да еще с двумя детьми, Инна побежит «на свободу» вприпрыжку, при первой же возможности.

Как бы не так.
После рождения второго ребенка прошел год, другой, а Инна не делала не малейших попыток выйти на работу. И слушать об этом не хотела.  Последний год в семье уже пошел серьезный разлад — муж практически любой разговор сводил к теме «пора выходить», а Инна судорожно тянула время, цепляясь то за одно, то за другое и находя тысячу причин, почему ей нужно просидеть дома еще хотя бы месяц или пару недель. С детьми так хорошо и так интересно, а главное, всегда есть дела. Кружки, занятия, прогулки, поездки…

Ну как вот так взять и все бросить? Оставить детей с чужим человеком? Кто будет вкладывать в них душу так, как это делает Инна? Кому нужны чужие дети?..
Инна бы и третьего ребенка сейчас родила, по прежней схеме.

Но муж просто категорически против. Двое — и то много. И для него это уже самый предел, о чем он неоднократно заявлял.

…Три месяца назад младшему стукнуло три года, и откладывать выход на работу Инне было уже некуда. Муж поставил вопрос ребром — иди и все, это не обсуждается.

И вот уже три месяца Инна «работает», если это можно так назвать. Вернее, отбывает каторгу, постоянно смотря на часы и судорожно ожидая конца рабочего дня. Работает она спустя рукава и каждую минуту думает о сыновьях. Старшему через год в школу, его нужно готовить и заниматься, а маленького жалко совсем — ему еще только три, а он уже без мамы… Дети на полдня ходят в частный сад, потом их забирает няня, которая ведет их домой, кормит и сидит с ними до прихода Инны. Няня неплохая и вроде бы надежная, но у Инны все равно обливается сердце кровью при мысли, что она «оставляет детей с чужим человеком». При том, что материальных причин работать вроде нет.

На работе все явно недовольны, но пока входят в положение и ждут — вес-таки человек после семилетнего декрета, надо дать время прийти в себя и войти в курс дела.
Инна тоже сначала искренне считала, что втянется и привыкнет, но за три месяца лучше не стало. Честно говоря, наоборот, становится чем дальше, тем хуже. То и дело приходит мысль — да гори оно все синим пламенем, что я тут делаю вообще! Вот бы написать заявление об уходе!

Или, может, сидеть тупить, тянуть время, задания выполнять кое-как — глядишь, и сами уволят. Но муж этого просто не переживет…

Можно поискать, конечно, другую работу, но дело тут не в работе, скорее всего.
Инне не хочется работать в принципе. Если бы в семье не хватало денег, ей было бы легче, наверно. Тогда она убедила бы себя, что работает для детей. А сейчас получается, что работает в ущерб…

Разводиться с мужем-деспотом тоже глупо как-то. Тогда придется работать уж точно. При это нужно будет разменять квартиру, да и частный садик, и поступление в выбранную гимназию окажется сильно под вопросом…

Но как быть, если работать нет ни малейшего желания, и мучает совесть перед «брошенными детьми», а муж — как кремень, ничего больше и слушать не хочет?
Что скажете?

источник