Слишком любящие бабушки: радоваться не получается

-Я не из тех, — кто зациклен на ребенке, — говорит Ксюша, — пузожителем его, а беременяшкой себя, я никогда не называла, в декрете я не утратила интереса к миру, в исключительное положение себя из-за факта рождения ребенка не ставлю, на пьедестал не претендую.

Загрузка...
Загрузка...

Тяжело с маленькими детьми без помощи и поддержки незаменимых и заботливых бабушек: помочь, подсказать, научить, дать возможность куда-то сходить молодым родителям. Но с некоторыми бабушками бывает гораздо труднее, чем без них.

-Все вокруг говорят о молодых мамочках с пренебрежением, — говорит молодая мамочка (простите за тавтологию) по имени Ксения, — дескать у нас и темы только о детях, а больше с нами и поговорить не о чем. И лезем мы везде без очереди, и требуем к себе повышенного внимания от окружающих.

Ксения не обижается: да, темы в основном о детях, но этому есть оправдание. Ведь весь день мамы в декрете варятся в этом котле, кроме поликлиники, магазина и детской площадки никуда не ходят. Из профессионального круга общения, в большинстве своем, выпадают на несколько лет.

-Я не из тех, — кто зациклен на ребенке, — говорит Ксюша, — пузожителем его, а беременяшкой себя, я никогда не называла, в декрете я не утратила интереса к миру, в исключительное положение себя из-за факта рождения ребенка не ставлю, на пьедестал не претендую.

У Ксении для этого имеются бабушки. После рождения внука обе мамы, и ее собственная, и мама молодого отца Кирилла, просто с ума сошли.

-Ты же мать, — внушает свекровь Ксении, — что так долго в магазине была? Надо было пройти без очереди, те же с ребенком!

-Ксюша, — спрашивает мама по телефону в 6:30 утра, — как наше сокровище спало? А в туалет внучек сходил? А кушал сколько? А сколько в граммах? Как ты не знаешь? Ты же мать, неужели взвесить трудно было до кормления и после? Может быть ребенок недоедает?

-Я уже и ругалась с ними, — признает Ксения, — и по-хорошему пыталась поговорить. Ребенку у нас уже второй год, а они не сдаются.

То мамам кажется, что Ксюша сына недостаточно тепло одевает, то она кормит его не так и не тем, то внук отстает в весе и других показателях.

-У соседской девочки в год было 10 зубов, — сокрушается мама Ксюши, — а у нашего только 6. Что доктор говорит? А почему ты у другого специалиста не проконсультировалась? Ты же мать, как можно быть такой равнодушной и так наплевательски относиться к единственному ребенку?

-А совместный поход куда-либо, — ужасается Ксюша, — это что-то! Впереди бежит мама Кирилла или моя собственная и начинает всех подряд отчитывать, что не пропустили в дверь маму с ребенком. Мне иной раз стыдно бывает, приходится соврать, чтобы лишний раз не пойти гулять с кем-то из бабушек.

А в последнее время одолела молодую семь иная напасть: мама Кирилла живет в материальном плане лучше, чем мама Ксюши. Так свекровь теперь покупает в немыслимых количествах вещи для внука. То шапку, 10-ю по счету, то теплые штаны. При этом, все, что покупает сама Ксения и ее мама, активно критикуется. Чуть отвернулись, а ребенок уже одет в обновки.

-Иной раз такое чудо купит, — говорит Ксения, — хоть стой, хоть падай. То трусы откопает чуть ли не с начесом, то летом оденет на ребенка демисезонную шапку. А Кирилл встал неожиданно в этом вопросе на сторону своей мамы.

-Ты проявляешь неблагодарность, — сказал муж, когда Ксения в очередной раз посетовала, что свекровь принесла ворох ненужной детской одежды и бель, — сказала бы спасибо.

Ксюша с мужем спорить не стала. Просто однажды в разговоре с мамой Кирилла осторожно посетовала, что в семье все деньги идут на ребенка, а муж совсем обносился.

-Что это, — раздался с утра в субботу возмущенный крик Кирилла, держащего в руках трикотажные семейники, — ты додумалась купить мне это?

-Это не я, — спокойно ответила Ксюша, — это твоя мама купила, а еще носочки по акции, а еще рубашечек несколько. Как ты такое не носишь? Не выдумывай. Мама хотела, как лучше, сказал бы спасибо.

Кирилл все понял и с мамой поговорил, покупательная страсть свекрови утихла, теперь хотя бы спрашивает. Но семью подстерегает новая беда.

-Мама моя собралась на пенсию уходить, — говорит Ксения, — мол, платят все равно мало, ты выйдешь на работу, когда мальчику исполнится полтора, а я сидеть буду. А я не хочу этого. Во-первых, будет скандал с мамой Кирилла: а что это не она будет сидеть с внуком. Во-вторых, кто бы ни сидел, все равно будут только баловать и портить, они же меня совершенно не слушают. И докторов не слушают, типа, они сами все знают, нас-то вырастили. И в-третьих, я сама хочу сидеть с сыном до 3-х лет.

Только Ксения опасается, что на полтора года можно проблему оттянуть, но не решить: бабушки уже сейчас заявляют, что в детском саду ребенку делать нечего.

-Вот ты даешь, — укоряют Ксению подруги-мамочки, — тебе радоваться надо. Многие мечтают о помощи бабушек, а ты не знаешь, как отбрыкаться.

А Ксения действительно не знает: слишком гипертрофирована помощь бабушек, слишком фанатична. И обижать их не хочется, и пустить все на самотек нельзя: избалуют мальчика или могут неосознанно из благих побуждений нанести ему вред. И как быть женщина не знает.

Источник