Школьная любовь вредной девчонки

Ира была отличницей до мозга костей: сидела на первой парте, слушала внимательно все, что говорили учителя, до последней запятой. С домашним заданием никогда ее врасплох нельзя было застать

Загрузка...
Загрузка...

Давно это было, — еще в прошлом веке (звучит жутко: прошлый век, а ведь это всего лишь восьмидесятые-девяностые, — как время летит!). Училась в нашем классе девочка – Ира Некрасова, умница, отличница, дисциплинированная и ответственная. Сначала носила две косички с бантиками, в старших классах волосы в хвостик собирала на затылке, челка всегда аккуратно подстрижена, форма отглажена, обувь безупречно чистая.

Сколько помню, в разных заварушках и провокациях с учителями она никогда не участвовала, с уроков сбежать – это тоже не про нее. Ира была отличницей до мозга костей: сидела на первой парте, слушала внимательно все, что говорили учителя, до последней запятой. С домашним заданием никогда ее врасплох нельзя было застать: всегда готова к уроку. Некоторые одноклассники завидовали, а некоторые откровенно ненавидели. Понятное дело, что отличников, порой, недолюбливают, но на Иру зуб точили не за то, что она отличница, а за то, что никогда списывать не давала.

— Ирка, дай списать, — попросит одноклассник.

Ира, не поворачивая головы, ровным голосом, без эмоций, ответит: — Дима, ты это должен сам сделать.

И Дима буркнет что-нибудь в ответ, на вроде того: — Жмотина, зубрилка, зажадила списать.

И уже никто не решался выпрашивать, знали – откажет. У меня было ощущение, что нашу Ирку даже учителя побаивались, по крайней мере, молодые учителя. Ирка дотошная была: вопросы задавал, которые иногда педагогов в тупик ставили:

— А все-таки, Людмила Павловна, — почему Печорин так холодно отнесся к Максиму Максимовичу при встрече, ведь они друзьями были? – спрашивала Ирка.

При этом по ее взгляду было понятно, что есть свой вариант ответа. Она даже к заданиям докапывалась, просила разъяснить и уточнить, — в общем, буквоедка еще та была. Мы уже давно считали Ирку врединой. У нее и подруг-то в классе не было, — в лучшем случае, дружеские отношения.

И вот эта наша вредина, наша невозмутимая отличница влюбилась. Случилось это в десятом классе. Сначала в ее поведении произошло то, что нас очень удивило: она стала давать списывать и даже начала подсказывать. Стала меньше заковыристых вопросов учителям задавать, распустила свой хвостик, подкручивая волосы.

«Кто же этот виновник такого перевоплощения нашей вредины-отличницы?» – думали мы. Сначала решили, что это красавчик Пашка из нашего класса, потому что он чаще всех просил у вредины списывать. Но, судя по поведению Ирки, «героем ее романа» был не Пашка.

Наверное, мы так бы и не узнали, если бы не случай. В параллельном классе учился Сергей Самойлов – беда и слезы наших учителей, да и одноклассников. Серега был отпетым хулиганом, один из первых начал покуривать за школой, огрызался с учителями, задирался на одноклассников, мог отлупить за одно слово. Учителя даже не скрывали своего сожаления, что он остался в десятом: — В ПТУ ему дорога, — говорили они, — толку не будет.

И вот в этого хулигана, рыжего, задиристого Серегу влюбилась наша вредная отличница. А выявилось все, когда Серегу все же хотели отчислить из школы из-за поведения и грубости с учителями и школьниками.

Приходили родители, просили оставить доучиться. А потом за Серегу вдруг пошла просить Ирка. Вот тогда мы и поняли, что именно к нему она неровно дышит. Сам факт того, что школьница пошла просить за школьника, уже удивительно. Ире сразу же намекнули, что это не ее дело, здесь взрослые разбираются. Я не знаю, какие аргументы приводила Ирка в кабинете завуча, нам вообще неизвестно, смогла ли она убедить не выгонять Серегу, но после разбирательств, парня оставили в школе.

Серега даже как-то притих, хоть и выглядел по-прежнему воинствующе. Несколько раз замечали, что Ирка с Серегой о чем-то разговаривали, а потом он провожал ее домой.

На выпускном Ирка пригласила его на танец. А после школы я подумала, что любовь отличницы и хулигана – это навсегда.

Но через шесть лет узнала, что Ира успешно окончила университет и теперь делает карьеру в одной из госструктур. Сереги Самойлова рядом с ней и в помине не было.

А недавно узнала, что Ирина Александровна уже высоко взлетела по карьерной лестнице. И муж у нее в соседнем ведомстве трудится, говорят, тоже начальник.

Про Серегу Самойлова слышала, что ни в какие ВУЗы он не поступал, окончил местное училище и работает теперь слесарем на заводе, женат, трое детей.

Мои предположения, что отличница и хулиган – это на всю жизнь, не оправдались. И непонятно, когда же Ира была настоящей: когда строго отказывала списать, или когда романтично распускала волосы и мечтала о Сережке из параллельного класса. А впрочем, это уже не важно.

Зачем вдруг эти воспоминания? Да просто потому, что первое сентября. «Снова школа» — когда-то давно с грустью говорили мы после каникул . А сейчас вспоминаешь и думаешь: «Школа – это так классно, это на всю жизнь». С праздником вас, мои дорогие читатели, с открытием школьного сезона!

Источник