Роды. Сначала на УЗИ ставили синдром Дауна, потом до врачей не докричаться, в следующий пойду в платный роддом

Для нас не стоял вопрос о прерывании беременности. Но обследование в области мы решили пройти, чтобы знать, к чему готовиться. Диагноз не подтвердился.

Загрузка...
Загрузка...

Беременность у меня была не из легких. На первом УЗИ врач долго и придирчиво смотрел в монитор, а потом спросил, одна ли я пришла на обследование. У меня внутри все оборвалось. Я поняла, что он сейчас скажет что-то плохое.

Врач объяснил, что толщина воротникового пространства плода говорит о высоком риске рождения ребенка с синдромом Дауна. Я заплакала. Врач выдал направление в областную клинику и пояснил, что все же возможна ошибка, а в области оборудование лучше.

Я плакала все время, пока ехала из поликлиники домой. Было жалко и себя, и ребенка.

Когда муж узнал о случившемся, то сильно меня удивил. Он сказал, что даже если ребенок не такой, как все, любить малыша он не перестанет, что мне нужно рожать в любом случае.

Кроме того, скрининг может быть и ошибочным. Я снова расплакалась, не рассчитывая получить от мужа такую поддержку.

Для нас не стоял вопрос о прерывании беременности. Но обследование в области мы решили пройти, чтобы знать, к чему готовиться. Диагноз не подтвердился. Сказали, что плод на данный момент развивается правильно, что все хорошо.

Потом я стала сильно поправляться, распухли руки и ноги. Гинеколог отправила меня в больницу. Я лежала на сохранении три раза.

Последний – в районной больнице перед самыми родами. Надо сказать, что находиться здесь – то еще удовольствие.

Мало того, что поток людей нескончаемый, врачи постоянно заняты, куда-то бегут, к кому-то спешат, так еще слышны крики рожениц, пугающие намного сильнее всяких рассказов о родах.

Схватки начались ночью в субботу. Я проснулась от боли, попросила позвать врача. Раскрытие шейки было не очень большим – около трех сантиметров. Врач предложила сделать прокол, чтобы процесс пошел быстрее. Я испугалась, но оказалось, что это совсем не больно.

Меня перевели в предродовую палату. Я лежала одна. Ко мне один раз подошла акушерка, а потом пропала. Очень сильно не хватало ласки и доброго слова.

Хотелось, чтобы кто-то сидел рядом и просто держал за руку. Скоро привели еще одну роженицу Алину. У нее схватки только начались, и она ходила взад-вперед по палате. Я же лежала, подключенная к аппарату КТГ. Было неудобно – ни повернуться, ни встать.

Потом боли стали очень сильными. Я кричала. Теперь мне стыдно, но тогда лишь это и приносило облегчение. Я стала звать врача, но никто не приходил. Потом забежала акушерка, сказала, что еще рано, и вышла.

Мне стало так больно, что захотелось лезть на стену. Алина, увидев мои мучения, побежала искать врача сама. Как же хорошо, что она оказалась рядом.

Одна я бы ни за что не докричалась. Врач, осмотрев меня, всплеснула руками и сказала, что уже показалась головка. Если бы не Алина, мой ребенок мог бы появиться на свет прямо в палате. В родильном зале после первой же потуги я родила.

Алина стала крестной мамой моего сына. Сейчас ему три года, как и ее дочери. Они дружат и любят играть вместе. Я же по сей день благодарна Алине за помощь, оказанную так вовремя. Но если соберусь рожать снова – то только платно и вместе с мужем.

Автор: Мария Восьмиришина (Maria85)