Ребёнок рассказал, чем занимается в садике

Недавно отводил его утром. Пока переодевал и мотивировал сына, услышал радостные вопли и визги за стеной. Малышня, которую привели раньше, уже чем-то была занята.

Загрузка...
Загрузка...

Прошло больше 5-и месяцев с момента дебюта нашего сына в рядах недовольных детсадовцев. Верится с трудом, но остались позади адаптационные моменты, первые больничные и новогодний утренник. А уже сейчас сын может изъяснятся короткими фразами, переодеваться самостоятельно и аккуратно развешивать одежду на стульчик перед сном 🙂

Недавно отводил его утром. Пока переодевал и мотивировал сына, услышал радостные вопли и визги за стеной. Малышня, которую привели раньше, уже чем-то была занята.

Тёма попытался скривить свой рот и показать расстроенные чувства, но после объятий и поцелуя сделал серьезный вид и с невозмутимым лицом вошел в группу. Я еще полминуты стоял возле закрытой двери, пытаясь что-нибудь услышать.

«Доброе утро, Артём!», — послышался задорный голос воспитательницы. С трудом удалось расслышать ответ сына: «Доббо утто». Кругом продолжали верещать другие дети.

Мне всегда хотелось заглянуть в группу днем. Посмотреть, что делает сын, чем занимается, как себя ведет, общителен ли с другими детьми. Но если это произойдет, то сын, увидев меня, рванет навстречу, повиснет на шее и точно не отпустит.

Поэтому единственное, что нам остается — это устраивать по вечерам перекрестные допросы на пару с женой. Сейчас, когда его словарный запас пополнился значительно, ответы слышать стало интереснее.

— Тём, а что ты в садике сегодня делал? — поинтересовался вечером во время ужина.

— Кушал, спал. Кушал, спал. Кушал, спал.

— Счастливчик! А на улицу выходили гулять?

— Нет, в гууппе! — ответил сын.

Наводящие вопросы, раскручивающие ребенка на другие ответы, принялась задавать жена:

— А в музыкальный зал ходили?

— Да.

— А какую песенку пели?

— Гон — гон — гон. Але — але — але, — начал напевать сын.

«Стоп, это что, песня Рикки Мартина? Они там русские песни не поют что ли?», — узнав знакомые нотки, уставился на сына. «А, нет, он это по ТВ клип старый увидел», — рассмеялась жена и тут же снова спросила: «Тём, а в садике компот давали?» — Нет. Мовоко пил. Коова, муу, — ответил сын.

Расспросы продолжались: «А вы гимнастику делаете в садике?». — Да, — тут же соскочив со стула, Тёмыч принялся приседать, отжиматься и разводить руками в стороны.

«А что еще делали? Танцевали?», — не унималась мать. — Да! — напевая «Кабы-кабы» (кабы не было зимы), ребенок закружился в ритме вальса.

«Подожди», — остановил жену. Теперь я позадаю наводящие вопросы!

— Тём, а что еще делали в садике? Играли в машинки?

— Неть. Кушал — спал, кушал — спал, кушал — спал, — снова заладил сын.

— Блин, ты его сломал. Придется по-новой начинать расспросы! — закончила жена.

Источник