Правда жизни: Чему я научилась у голландских мам

Я не научилась, я продолжаю учиться, ибо… одно дело понимать, и совсем другое — действительно отбросить всю шелуху и научиться правильно расставлять жизненные приоритеты.

Загрузка...
Загрузка...

Признаюсь, заголовок слегка врёт — совершенный вид глагола в этой фразе для меня всё ещё не уместен. Я не научилась, я продолжаю учиться, ибо… одно дело понимать, и совсем другое — действительно отбросить всю шелуху и научиться правильно расставлять жизненные приоритеты.

Голландские дети по последнему отчету UNICEF официально признаны самыми счастливыми в мире (ок, если быть точной, отчёт говорит о рейтинге «in rich countries» (в богатых странах), но вряд ли в менее благополучных странах дела со счастьем детей обстоят лучше, так что предлагаю принять популистскую формулировку «в мире» за правду).

Существенная часть этого самого счастья связана не только с отсутствием «домашки» в младшей школе или возможностью играть сколько душе угодно, но и с общей здоровой атмосферой в семье, которую задают и поддерживают родители, в первую очередь — мамы. Так чему же можно у них поучиться?

Не жертвовать, не усложнять

Главная идея тут очень проста: дети не меняют жизнь, они её дополняют. Голландские мамы не отказываются от своей личной жизни — они продолжают работать, встречаться с друзьями, находят время для своих интересов и в целом делают всё, чтобы появление ребенка (и двух, и трёх) не превратило семью в бесконечно страдающий и истощенный организм, развернувшийся вокруг ревущего «комка счастья».

Нам это понять и принять сложно. В нашей культуре женщина обязана жертвовать… либо карьерой ради семьи, либо семьёй ради карьеры. Ещё можно, например, жертвовать своей молодостью и красотой, чтобы потом обязательно сообщить об этом подросшему младенцу и навсегда поселить в нём чувства вины и долга, которые будут гарантом безбедной старости измученных родителей.

Голландские мамы, наоборот, стараются сделать всё, чтобы их жизнь была полной и сбалансированной, без всяких там жертвоприношений. Вместо бесконечно изнуряющей уборки — стиральная машина, посудомойка, робот-пылесос. Вместо бесчисленных часов на кухне — заранее нарезанные, замаринованные, упакованные по порциям продукты из супермаркета, которые превращаются в полноценный ужин всего через 20–30 минут. Вместо бессмысленных кругов с коляской по скверу - совместная прогулка «по делам» или поездка на велосипеде. Вместо грязных песочниц во дворах — большие и интересные игровые площадки в парках или детские кафе, где можно заодно встретиться с друзьями. Вместо трех лет декрета — хороший садик, куда принимают малышей уже в 3–4 месяца. И, наконец, вместо «я же мать» — «мы семья», потому что голландские папы вовсе не считают работу по дому или уход за детьми каким-то особенным событием.

Не испытывать чувства вины

Этот пункт напрямую связан с предыдущим. Если ни семья, ни общество не требуют жертвоприношений, не навешивают на тебя ярлыка «плохая мать» за то, что ты перестала кормить грудью или вывела ребенка на улицу без шапки — поводов для самобичевания становится намного меньше. Голландское общество говорит тебе чётко и ясно: «наденьте кислородную маску сначала на себя, потом — на ребенка». Нервозная, измученная, депрессивная мама — это не то, что нужно ребёнку для счастья.

Здесь уважают твою личную жизнь и не лезут с непрошеными советами. Даже детские врачи всегда стараются давать рекомендации в очень деликатной форме (а не в стиле наших педиатров: «Вы массажик делаете? Нет? А надо бы…» и головой так кач-кач, мол, что ж ты сама, дура, не догадалась).

А всё потому что голландцы знают: burnout (выгорание) — это не выдумка и это не только о работе (которую можно и поменять, если уж припекло), но и материнстве (которое не отменить). Для того чтобы быть хорошей мамой, нужен эмоциональный ресурс, добыть который из чувства вины совершенно невозможно.

Не страдать вещизмом

Вы знаете, что в Амстердаме нет ни одного детского «мола» а-ля «Детский мир» или «MotherCare»? Нет и специальных детских отделов в ТЦ, где всё увешано розово-голубыми рюшами, нет никаких японских супермягких подгузников (в лучшем случае »Pampers», а то и вообще непонятно что под брендом супермаркета), нет гипоаллергенных салфеток, экстранежных шампуней, специальных «детских» жидкостей для мытья посуды (не поверите — даже косметики «Johnson’s Baby» нет), нет бешеного разнообразия одноразовых пелёнок, сосок, ложечек, бутылочек, а детские пюре всего двух-трёх видов. Как они живут вообще?

Оказывается, всё просто

Во-первых, ребёнку нафиг не нужны японские подгузники и экстранежные шампуни - они нужны маме, чтобы заглушить сжигающее её чувство вины (Я даю ребёнку самое лучшее, я не плохая мать!). Во-вторых, гендерно-окрашенная одежда и рюши ребёнку тоже не нужны — детей можно одевать в обычные удобные футболки, штаны, куртки, пижамы — всё это можно купить в обычных «взрослых» магазинах или заказать онлайн. В-третьих, для практичных голландцев кажется полной глупостью тратить состояние на то, из чего ребёнок вырастет через 2–3 месяца, поэтому здесь развита культура second-hand и «совместное использование» (например, есть т.н. speelothek’и — игровые залы, где можно взять на время любые игрушки — как книги в библиотеке).

Здесь работает простое уравнение: чем меньше времени и энергии мы тратим на поиск и покупку вещей, тем больше времени и энергии у нас остаётся на что-то действительно важное.

Поддерживать естественный ход вещей

Для голландских мам беременность — не болезнь. Если всё идет без проблем, они продолжают ездить на велосипедах (да-да!), заниматься спортом и ходить на работу до самых последних недель. Они рожают без анестезии и стимуляторов и отправляются домой с младенцем уже на следующий день — там их будет ждать медсестра, готовая помочь с обустройством нового быта. Примерно 30% голландских женщин, в принципе, предпочитает домашние роды (что для меня, впрочем, всё ещё отдаёт безумием).

Голландским детям позволено играть всё свободное время (потому что именно через игру ребёнок познает мир) в любую погоду и в любом месте — дома, на улице, в школе, в ресторане. Им не запрещают пачкаться, мокнуть и есть песок. Их спокойно отводят в садик с соплями и температурой 38, если ребенок «не выглядит больным» — да, скорее всего, он заразит там всех своих друзей, но голландцы знают, что именно так «прокачивается» детский иммунитет, а значит, это полезно.

Голландские врачи лечат любую детскую простуду парацетамолом и сосудосуживающими каплями, они не «прописывают» жёсткую обувь, как только ребёнок начал ходить, и считают, что «лечебный массажик» — это шарлатанство — вместо этого вам посоветуют хорошего физиотерапевта, который покажет, как научить ребёнка садиться, ползать или ходить через игру и простые, весёлые упражнения.

По началу принять эту патологическую «естественность» сложно. Хочется залечить, закутать, загрузить ребёнка развивающими программами. Но если сделать глубокий вдох и оглянуться вокруг, всё становится на свои места — ведь имея выбор между «естественной средой» и «парником», любой из нас в здравом уме выберет первое.

Принимать ребёнка таким, какой он есть

Вот тут, кажется, всё проще простого. Ведь все мы любим своих детей, так? Да, любим. Но любить и принимать — вовсе не одно и то же. У каждого из нас есть завышенные и неоправданные ожидания о том, каким должен вырасти наш ребёнок.

В последнее время, например, у нас стало модно говорить о ребёнке, как о «главном проекте в жизни», одновременно подчёркивая самой этой фразой и колоссальный объём усилий, которые мать должна вложить в воспитание нового человека, и наличие в обществе явных метрик, по которым «проект» можно будет считать успешным, и пренебрежение ко всему остальному, с ребёнком не связанному (в первую очередь, конечно, к работе).

Но, простите, нет, ребёнок — не проект, он не должен выполнять наши KPI, «контрибьютить» во что-то там или приносить какой-то профит. Мы подменяем понятия «забота» и «выполнение целей», мы предпочитаем научить, а не показать, как учиться, мы всё ещё считаем, что «красный диплом» и высшее образование гарантируют ребёнку счастливое будущее (пусть даже наш собственный диплом приносит нам меньше пользы, чем туалетная бумага).

Наши завышенные ожидания изводят и нас и наших детей, и в конце-концов мы находим себя у компьютера в 2 часа ночи, пишущими за ребёнка какой-нибудь реферат «О свойствах воды», потому что потенциальная «тройка за полугодие» не укладывается в нашу картину мира.

Конечно, глупо было бы утверждать, что голландские мамы не имеют никаких завышенных ожиданий по поводу их безупречно белокурых сокровищ — конечно, имеют. Но они намного меньше заморочены на достижениях и оценках, они знают, что каждый ребёнок развивается в своём собственном темпе и заслуживает похвалы, несмотря ни на что. Они принимают не только своих, но и чужих детей такими, какие они есть, и если ваш ребёнок в чем-то «особенный» — вы никогда не увидите в глазах голландской мамы страх или жалость. «Какой замечательный!» — скажет она и посмотрит на вас с самой искренней и доброй улыбкой.

За два года в Амстердаме я ни разу не видела, чтобы голландские мамы орали на своих детей, чтобы они одёргивали их на каждом шагу или прилюдно грозили каким-то наказанием, чтобы они виновато извинялись перед окружающими за детский плач или шалость. Голландские мамы знают, что ребёнок с самого своего первого дня — уникальная личность, которой нужно просто помочь проявить себя, полюбить себя и осознать себя в этом мире.

Если вдруг в процессе вам захотелось возразить: «Но у них же там возможности, социальные гарантии и вообще другой уровень жизни!» — Да, всё верно. Но ничто из этого не появляется в обществе само по себе. У общества должен быть чётко сформулированный запрос и желание этот запрос отстаивать. Но пока мы продолжаем приносить жертвы и успокаивать себя японскими подгузниками, никаких новых возможностей мы никогда не получим.

АвторEkaterina Gor

Источник