Один Телефонный звонок…

— Алло, — в ответ раздалось многозначительное шуршание.

Загрузка...
Загрузка...

Однажды мой телефон пронзительно зазвонил. Его визгливый звонок заставил меня подскочить со стула и удариться головой о полку с книгами. Я потер ушибленное место рукой и поплелся отвечать.

— Алло, — в ответ раздалось многозначительное шуршание.

— Я слушаю вас, говорите, — добавил я на всякий случай.

— Пррхтш.

— Ах, это, — пошутил я, — спасибо, а то я и забыл.

— Твоя жена сегодня умрет.

— Что? — мне показалось, что я не расслышал. Или это такая глупая шутка?

— Не дай ей умереть. Отбой.

— Алло! — я сжимал в руках телефонную трубку, как ненормальный. Словно от моей силы что-то зависело.

Я выхватил мобильник из кармана и набрал жене. Сегодня она собиралась в театр с подругой.

— Да, дорогой?

— Слава богу! — прошептал я.

— Что? Милый, я тебя не слышу. Сейчас захожу в метро. Давай я тебе попозже…

— Нет! Стой! — заорал я, — вернись домой, я тебя прошу.

— Но, дорогой… Что случилось ? Ты же знаешь, как я ждала этот спектакль.

— Очень нужно, чтобы ты приехала. Мне очень плохо, — соврал я.

— Сейчас буду, — коротко ответила она и положила трубку.

Когда она показалась по пороге, я, наконец, смог выдохнуть.

— Что с то…

Она не успела договорить, потому что я обнял её так сильно, как только мог. Не знаю, почему меня так напугал этот телефонный звонок. Но в тот момент паника захватила меня. И даже сейчас, обнимая жену, я ощущал чудовищный страх.

Когда я ей объяснил причину своего поведения, она рассмеялась:

— Я и не думала, что ты ведешься на такое… Кто-то очень глупо пошутил, а ты волновался.

Она взяла меня за руку, и мне стало чуть спокойнее. Мы включили телевизор, и я побледнел. Показывали страшную аварию в метрополитене. Весь поезд сгорел вместе с людьми. Выживших нет. Это произошло на нашей. И в то же самое время, когда жена должна была выехать в театр.

Она зажала рот рукой и вытаращилась в экран телевизора. По ее щекам медленно текли слезы. Потом она взглянула на меня и прильнула к моему плечу. Мы просидели так полночи, молчали и думали: каждый о своем.

Источник