Мы вас умоляем: «Не заставляйте ребенка быть лучшим»

«Флейта айкидо рисование английский», — выдал ребенок в режиме телеграммы. На мгновение мне показалось, что я прослушал фрагмент последней главы «Улисса».

Загрузка...
Загрузка...

Когда у Олега Батлука родился сын, он стал писать о нем в блоге, как сообщает Море смысла. А потом эти маленькие и смешные истории стали так популярна, что ими заинтересовалось издательство «АСТ» и рассказы любящего отца появилось в виде книги.

В предисловии к «Запискам неримского папы» Олег Батлук написал, что это не книга о воспитании детей, а скорее — о воспитании взрослых. «О тех эпизодах, через которые я, немолодой молодой отец, шел навстречу своему ребенку. Траектория движения малыша непредсказуема. Это знает каждый родитель. Если взрослые не научатся сворачивать со своей правильной прямой, они рискуют никогда не встретиться с собственными детьми», пишет автор..

Вот одна из историй Олега Батлука. И она — о воспитании взрослых. 

Я гулял на детской площадке с Артемом и увидел чудо природы — квадратного ребенка.

Квадратный ребенок не гулял. Он сидел на скамейке на краю площадки. Это был мальчик, по виду лет семь-восемь. Пока Артем изображал Саида в песочнице, пытаясь закопаться по шею, я нашел время пообщаться с геометрическим феноменом. Я подсел к нему.

«У тебя все в порядке? Почему не играешь со всеми?» — спросил я. После рождения Артема мне теперь больше всех надо, да. Как Калинин был всесоюзным старостой, так вот и я — всесоюзный папа. Эмпатия к чужим детям отросла такая — хоть укорачивай.

«У меня 5 минут. Я не успею», — ответил квадратный мальчик.

«А потом что?»

«Флейта айкидо рисование английский», — выдал ребенок в режиме телеграммы. На мгновение мне показалось, что я прослушал фрагмент последней главы «Улисса».

«И тебе нравится?»

«Да-да! Мне очень-очень нравится», — быстро протараторил квадратный мальчик и вцепился пальцами в скамейку. Только острые плечи стали еще острее.

«Ну что ты сидишь, мы же опаздываем! — не успев подойти, уже издалека закричала женщина на шарнирах, с подвижным лицом. — Побежали!»

Женщина на шарнирах подскочила к нам, подхватила моего собеседника за плечи и повела его прочь. Она уносила его с детской площадки, как картонку, как бумажный стенд, рекламирующий идеального мальчика.

Из квадратного ребенка сверху торчала флейта, а снизу вываливалось айкидо.

Но вряд ли мальчик стал квадратным только от этого. Скорее всего, к его семи-восьми годам в него уже успели запихнуть целый книжный шкаф — стоймя, в полный рост. А рисование и английский утрамбовали сверху.

Я посмотрел на своего полузакопанного Артема. Он был еще кругленький, без углов. И вдруг вспомнил, как накануне смотрел по телевизору передачу «Лучше всех», про необыкновенных деток. Там в одном их сюжетов двухлетний ребенок разговаривал очень бегло, на зависть иным взрослым. В тот момент ко мне подбежал почти трехлетний Артем и, протянув игрушку, сказал: «Вот гомик». «Не гомик, Артем, не гомик, а гномик! Гномик!!!» — прошипел я, едва не выплюнув легкие от злости.

Мама дорогая. И, спрашивается, чем я лучше женщины на шарнирах. Я уже морально готов превратить сына в очередного Голема, искусственного человека, призванного замолить папашкины грехи перед Идеалом, Франкенштейна, сшитого из моих самых ослепительных неврозов.

Пусть лучше будет круглый дурак, чем черный квадрат Малевича, куда не проникает свет.

У меня есть знакомые на телевидении. Поговорю с ними. Предложу сделать нормальное жизненное шоу. Чтобы прекратить эту порочную вундеркиндизацию, буратинизацию и оквадрачивание наших детей.

Нормальное шоу, в котором детки будут все ломать, спотыкаться, не знать латынь, толкаться, мямлить, не уметь петь, забывать, уставать и кидаться кашей. Обязательно — кидаться кашей.

Предложу сделать нормальное жизненное шоу – «Хуже всех».

Про человеческих детей. Про тех, которые круглые от природы.