Матери, отпустите агрессивных детей на свободу из своей тюрьмы!

«Любовь — насилие. Любовь — подавление. Любовь — навязывание своей воли. Ах, как редко случается другая материнская любовь!»

Загрузка...
Загрузка...

Откуда в детях столько агрессии? Если дошло до резни в школах, пришла пора задать вопрос матерям… Вы удивлены? Хотите спросить, при чём тут матери? А вот при чём!

В обсуждении темы подростковой агрессии, поднятой в социальных сетях, заметила тенденцию к обвинению всех, кто несёт ответственность за воспитание: школа и государство. «Учителям наши дети не нужны!» «Администрация школы покрывает случаи насилия над детьми!» «В стране творится хаос, который ведёт к растущей агрессии, в том числе, подростковой».

Какая прелесть! Все рассуждения о судьбе наших детей оставляют лично у меня ощущение, что это рассуждение о пупсиках, которых няня убрала не в ту коробку.

Гнев, возмущение, протест! Извините, но ведь это ваши дети! Вы их родили, вы несёте за них ответственность! И это не пупсики, а живые люди! Где в этих рассуждениях хоть одна фраза о том, что переживают наши дети? Где хоть один вопрос о чувствах и эмоциях, которые приводят к выражению предельной токсической агрессии?

Как писатель-популяризатор психотерапии хочу высказать свою точку зрения. Почти уверена, что она вызовет протест части читателей. Поэтому заранее предупреждаю, что если вас бесит то, что я пишу, значит, я оказалась права.

Простой психологический принцип: если текст вызывает острый эмоциональный отклик, болезненную реакцию и желание дать автору по башке, значит, срабатывает психологическая защита. Именно так ведут себя те, кто хочет казаться белым и пушистым в глазах окружающих, кто не готов признавать свои пороки как обратную сторону своих достоинств и приписывает свои  качества, не одобряемые обществом, другим людям. Заранее предупреждаю, что это может случиться с вами. Итак, попробуем прикоснуться к открытой ране социума…

Как бы ни было горько это признавать, но дети – зеркало своих родителей. Хотите помочь своим детям – помогите себе. Если подросток схватился на нож, есть смысл начать бить тревогу и разбираться, что происходит с его отцом и матерью. И в первую очередь — что происходит именно с матерью, потому что материнская фигура — глевная в жизни человека, мужчины или женщины. А школа – почти не при чём.

Фундамент токсической, неуправляемой и кажущейся не мотивированной агрессии начинает формироваться задолго до того, как на пути ребёнка возникнет хотя бы один учитель. Процесс формирования личности начинается в довербальный период, и к 3 годам детской жизни основа личности уже выстроена. Несложно догадаться, что главным прорабом этой стройки является мать. Именно в это время происходит важный процесс создания привязанности, который потом обеспечит нормальную психоэмоциональную жизнь человека. Или не обеспечит. Ясное дело, что никто не учит быть матерями, и каждая мать считает себя вполне состоятельной для того, чтобы вырастить счастливое дитя. И правда, мамы делают для детей самое лучшее, с их точки зрения. Однако это не означает, что любая материнская любовь приводит к здоровым последствиям.

Самая распространённая материнская стратегия – вылепить отпрыска по своему образу и подобию. «Я терпела, и ты терпи», «все так живут», «ты должен слушаться родителей», «мама лучше знает». Какие ещё изуверские способы разрушения используют матери во имя своей больной любви, несложно догадаться. Любовь – насилие. Любовь – подавление. Любовь – навязывание своей воли. Ах, как редко случается другая материнская любовь!

Дети оказываются заложниками материнских психоэмоциональных проблем. Матерей так же насиловали их матери, и традиция садизма под видом педагогики продолжается из поколения в поколение. Никто не спрашивает ребёнка: «А как хочешь поступить ты? Что ты чувствуешь? Что тебе нравится?» Каждая мать знает, как надо, и не хочет ничего знать о том, что надо ребёнку. Какая, к чёрту, разница! Что безмозглый малец может знать о жизни? Да, малец знать не может. Но он, в отличие от родаков, может чувствовать. Может быть, в нём ещё не всё убито. Только кому это интересно!

Родителям важно накормить едой, одеть, обуть и обеспечить хотя бы среднее образование. О том, что «кормить» нужно не только хлебом, но и эмоциями, никто даже не задумывается. Но если ребёнку отказано в праве выражать эмоции, в праве не соглашаться с мнением родителей, в праве выбирать, в праве плакать на плече у мамы о своих детских горестях и при этом быть одобренным и понятым, это не значит, что детских эмоций не существует. Они есть! Только выражать их приходится так, чтобы мама не была расстроена, чтобы она не догадалась о том, что мама тоже может вызывать гнев.

Ребёнок проживает эмоции, которые невозможно пережить в тех отношениях, где они родились. Ему приходится переносить всё запрещённое в семье из области «мама-сын», «папа-сын», «мама-дочь» или «папа-дочь» в ту область, где выражение этих негативных эмоций не грозит ответным и повторным насилием и наказанием. Переживание «ненавижу маннную кашу» переносится на кошку, которую подожгли и спалили заживо. «Не хочу делать уроки сейчас, хочу сделать их на час позже» — трансформируется в фингал под глаз однокласснику. Порка ремнём за двойку превращается в издевательство над более слабым учеником. Спасибо маме и папе!

Как бы странно это ни казалось, но садизм родителей проявляется в самых невинных формах. Например, девочка хочет забрать волосы в хвостик, но ей заплетают косичку, «потому что так аккуратнее». Маленькое насилие легло на дно копилки. Девочка хочет заниматься карате, а мама отправила её на танцы, «потому что девочка должна быть женственной». Ребёнок хочет стать историком, а его насильно отправляют на факультет экономики, «потому что мама с папой лучше знают, кем ты должен быть». В копилке детской агрессии каждый день – прибыль. По самому чесночному чесноку для ребёнка важно высказать маменьке и папеньке своё несогласие, осознать свой гнев и выразить его в той форме, которая допустима в общении с родителями. Но о какой допустимости может идти речь, если предки и сами не в состоянии осознавать, что с ними происходит, а выражать любые эмоции могут только в форме истерики и наказания. Они делают это в отношениях друг с другом, в быту, в постели, на работе… Это великая семейная и  национальная традиция, многовековой устой, который невозможно разрушить!

Бедствие созависимых отношений, где никто не имеет права на осознание истинных потребностей и чувств, на их выражение и на отстаивание собственных границ, пусть маленьких и детских, поразило социум, как раковая опухоль. «Не чувствуй! Не говори о своих переживаниях! Делай, что тебе велят» — вот звериные законы современной семьи.

Дать свободу ребёнку – это, прежде всего, дать свободу самой себе. Отпустить ребёнка из плена созависимых отношений внутри семьи – не значит отправить его на все четыре стороны. Свобода – это внимание к переживаниям, осознание и проживание своих собственных эмоций, помощь в переживании всех тех маленьких и не маленьких болей, которые ежедневно возникают и у вас, и у маленького Человека рядом с вами.

Подумайте, почему вам так важно совершить насилие над своим сыном или дочкой? Не потому ли, что начальник, например, унизил вас, а вы не смогли ему адекватно ответить? Не потому ли, что ваши собственные родители вынесли вам мозг своим контролем и попытками лезть в ваши личные дела? Не потому ли, что вы заподозрили мужа в измене и хотите убить соперницу? Подумайте, не превращается ли ваш ребёнок в кошку, сгоревшую заживо?

Источник