«Хорошо, посмеялись, повеселились, а со стола кто убирать будет?»

В этот момент в кухню вошли родители Димы, он привёз их пораньше домой, попросив помочь разобраться в отношениях с Викой.

Загрузка...
Загрузка...

С Димой мы встречались чуть больше года. Уже порядком надоело жить на два дома, но своего жилья пока не предвиделось. В конечном итоге, мы всё же сошлись на том, что в большом доме его родителей мы сможем создать какой-то уют.

Со старшей сестрой Димы мы были хорошо знакомы, но близко никогда не общались. Я считала, что она уже взрослая женщина, поэтому вклиниваться в нашу жизнь не станет. Свекровь со своим мужем много работали, виделись мы редко, мы с Димкой ещё учились, остался последний курс, защита диплома и поиск подходящей работы.

Вика, сестра Димы, не была замужем, она меняла ухажёров как перчатки, подбирая себе такого, кто бы оплачивал все её шалости, задаривал подарками и не капал на мозги, как она сама выражалась перед своими подругами. Кстати, эти её подруги сидели на кухне каждый вечер, громко хохотали, мешали нам готовиться.

С Викой несколько раз говорил Дима, но всё безрезультатно, как старшая сестра, она гладила по головке младшего братика, который был выше её на голову, голосом с сюсюканьем рассказывала что-то вроде того, что он должен уважать её, слушаться и не перечить. Мой парень от этого психовал, ругался на свою сестру, но только в моём присутствии.

— С ней вообще невозможно общаться! Она упорно верит в свою исключительность, и считает, что всё здесь крутится вокруг неё!

— А, может, попробовать другой подход, Дима? — спрашивала я его. — Родителям жаловаться, я считаю, ни к чему, мы все уже взрослые люди. Надо просто показать ей, что нужно уважать и других людей.

Но Димка махнул рукой, он не верил, что на его сестру что-либо подействует. После таких посиделок они уходили по домам или в поисках приключений в какой-нибудь ночной клуб. На столе оставляли после себя грязную посуду, продукты, которые надо бы отправить в холодильник, хлеб никогда не возвращали обратно в хлебницу.

А мне приходилось это всё убирать. Не очень-то хотелось обижать родителей парня. К слову сказать, Дима мне всегда помогал, никогда не отказывался и не считал, что это моя ноша. Он просто не знал, какой подход выбрать, чтобы воздействовать на свою сестру. Но в моей голове зрел некий план.

В очередной такой вечер, когда эти выскочки собрались на нашей кухне, стали громко болтать, хохотать. Я даже была уверена, что это делается специально, ведь Вика знала, что у нас на носу защита диплома, и мы усиленно готовимся к сессии. Но ей было по нраву портить людям жизнь. она считала себя от этого крутой и всесильной.

Я подошла к этой шумной компании и сказала:

— Потише можно? Мы готовимся к сессии.

— Ага, к сессии готовятся. Ха-ха-ха! Теперь это так называется? — Вика залилась смехом, а её подруги её поддержали. — И вообще, мы уже уходим отсюда. Можете продолжать свою подготовку.

Она сказала это таким противным голосом, заодно показала пальцами «кавычки».

— Викуль, а ты, кстати, ничего не забыла? — я показала рукой на грязный стол и валяющиеся продукты.

— Ты о чём, деточка? — голос её переменился, она стала вести себя как взрослая. И вообще говорила со мной как со служанкой.

— Да о том, что не надо быть свиньями в своём же доме! Хорошо, посмеялись, повеселились, а со стола кто убирать будет? Или мне в этот раз оставить продукты на столе пропадать?

И тут началось. Вика орала «ты мне не указ!», «поселилась в нашем доме, так отрабатывай!» и прочее. Мне пришлось взять волю в кулак, чтобы сдержаться. Было через чур противно слушать эти крики ещё и рядом со своими ушами. Мне хотелось треснуть её по голове, вылить на голову тюбик зелёнки, схватить за шею и усиленно душить.

Но я знала свою силу, мне это было бы непросто. Да и после такого родители Димы точно невзлюбили бы меня. Поэтому я держалась. Спокойно я повторила уже сказанное, что надо за собой убирать, подтолкнув её признаться в том, что она никогда за собой не убирала, сколько я здесь живу.

В этот момент в кухню вошли родители Димы, он привёз их пораньше домой, попросив помочь разобраться в отношениях с Викой. Тут моя свекровь округлила свои глаза, подошла к дочери и отвесила ей оплеуху. Гаркнула на подруг, чтобы больше тут не показывались. И вышла из кухни.

Оказалось, что Вика всегда жаловалась на меня родителям, что я развожу бардак в доме, ей приходится за мной прислуживать. А иначе доказать свою правоту мне было нереально. Но мой любимый мне помог. Родители его оказались с мозгами, поэтому быстро сложили два плюс два.

Вот так, мы восстановили справедливость. Димка поговорил с отцом, объяснил, что у нас сейчас серьёзная подготовка к сессии, показал наши рабочие столы, кучу материалов, которые мы прорабатывали по ночам.

На следующий день Вика куда-то уехала. Нам ничего не объясняли, сказали только, чтобы не волновались, продолжали работу, чтобы успешно сдать сессию и защитить диплом. Да и прибираться не придётся за всякими бездельницами.

Уже через полгода мы с Димой переехали в другой город, удалось получить направление от ВУЗа, там мы сняли своё жильё, и стали полностью взрослыми людьми. Свадьбу мы сыграли скромную, собрали только близких родственников. И то, родители мужа требовали, чтобы мы узаконили свои отношения. Нам и так хорошо было.

Вика вышла замуж тоже быстро. Насколько я поняла, отец заставил её остепениться. Из её ухажёров не все предлагали замужество, но несколько таких отчаянных было. Мужчина неплохой, военный добился её руки. Думаю, сможет воспитать из неё нормальную жену.

Источник