Андрей Миронов был уверен, что Пельтцер его переживет

Актер чувствовал свой преждевременный уход…

Загрузка...
Загрузка...

Зрители привыкли видеть Татьяну Пельтцер в ролях старух.

Но те, кто знал Татьяну Ивановну близко, говорят, что актриса была очень энергичной женщиной, заводила романы, в жизни была легкой, грациозной, очень остроумной и привлекательной.

Дружила она со всей Москвой…

И, несмотря на взрывной характер, настоящих врагов никогда не имела.

Когда в начале 70-х Захаров с Ширвиндтом поставили с Пельтцер в «Сатире» спектакль «Проснись и пой!», вся театральная общественность была удивлена.

Уже пятнадцать лет прошло с тех пор, как прогремели фильмы об Иване Бровкине, а Татьяна Пельтцер не то что не постарела, а поразительно помолодела!

«Это точно она?» — спрашивали зрители друг у друга.

Татьяна Ивановна явно наслаждалась произведенным эффектом, скакала по лестницам театра и развивала подчас такую скорость, что коллеги еле за ней успевали.

«На всех театральных вечеринках она без устали танцевала вальсы, танго и фокстроты.

В сущности, передо мной была молодая женщина, у которой энергии было не меньше, чем у меня.

«Крестник» ее, Андрей Миронов, которого она нянчила младенцем, видя, как Пельтцер скачет по сцене, грустно приговаривал: «Уверен, она меня переживет!»

Так оно и случилось.

Пельтцер, в свою очередь, тыкала пальцем в живот Миронову: «Ну, Андрюша, разжирел, забурел, пузо распустил… Смотри, скоро тебя переведут на возрастные роли, будешь знать!»

Между тем Андрей сидел на диетах с 23 лет, а вот Татьяна Ивановна и без всяких ухищрений не полнела.

Каждое утро она делала специальную зарядку, которую разучила еще в молодости.

Она, как йог, возила с собой на гастроли коврик для занятий и несколько приспособлений наподобие гантелей,» — вспоминает в своих дневниках киновед и телеведущий Глеб Скороходов.