Андрей в свои девять лет не только растил двоих младших сестер, но и ухаживал за больной бабушкой

Рано утром его можно было найти подметающим свой двор и соседний рынок, ближе к девяти часам утра он отводил в детский сад двух сестер-близняшек, которым едва исполнилось пять лет, а потом сам бежал в школу.

Загрузка...
Загрузка...

Этого мальчишку знала вся округа. Он не играл со сверстниками, не бил окна мячом и не посягал на соседские яблоки. Рано утром его можно было найти подметающим свой двор и соседний рынок, ближе к девяти часам утра он отводил в детский сад двух сестер-близняшек, которым едва исполнилось пять лет, а потом сам бежал в школу.

На первый урок он никогда не успевал, но учителя закрывали на это глаза — у мальчишки и так жизнь не сладкая. Мама его, дама весьма любящая возлияния, дома практически не появляется, а других взрослых родственников — только старенькая прабабушка, которая уже два года как прикована к постели и уже никогда не встанет.

И мальчик — за главу семьи и, по сути, за единственного взрослого. Ему и сестренок доглядеть, и за бабушкой ухаживать. А уход за лежачим больным — та еще задача. Взрослые-то люди не выдерживают, ломаются и отправляют своих престарелых родственников во всякие богадельни.

А Андрюша — справляется, да еще и не жалуется никогда. Опять же — пропуск первых уроков никоим образом не отражается на успеваемости мальчика — учится он на круглые пятерки.

Честно говоря, такая позиция учителей вызывает как минимум недоумение — вместе того, чтобы попытаться помочь ребенку, они просто восторгались им — и совершенно ничего не делали. Потом они пояснят — мол, ну семья всегда лучше детского дома.

Лучше-то лучше — но в один далеко не прекрасный день Андрюша заболел, да так, что мальчику пришлось лечь в больницу. Вот тут-то все и всплыло наружу — дома в полном одиночестве остались не только маленькие девочки, но и старый больной человек.

Итог был предсказуем — бабушку забрали в дом престарелых, девочек — в детский дом. Андрей, конечно же, очень переживал по этому поводу — рушился его привычный мир, за который он нес ответственность целых три года.

Успокоился парнишка только тогда, когда узнал, что и он сам будет именно в том детском доме, где и его сестрички. Мальчишка быстро пошел на поправку и уже очень скоро привычно заботился о своих сестричках, как и раньше. А попутно — еще о десятке ребятишек из младшей группы.